Preview

Офтальмология

Расширенный поиск
Том 11, № 3 (2014)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.18008/1816-5095-2014-3

ОБЗОРЫ

4-12 1608
Аннотация

Глаукома и диабетическая ретинопатия (ДР) занимают ведущее место среди заболеваний, приводящих к слепоте и инвалидности. Сочетание глаукомы и диабетической ретинопатии увеличивает степень тяжести заболеваний и делает прогноз менее благоприятным. Сходство патогенетических механизмов развития ДР и глаукомы позволяет предполагать возможность более частого развития первичной открытоугольной глаукомы среди лиц, страдающих сахарным диабетом 2 типа. Задача раннего выявления этих заболеваний является одной из наиболее сложных в офтальмологии. Современными методами диагностики ДР и глаукомы являются оптическая когерентная томография и Гейдельбергская ретинотомография, которые применяются для оценки динамики патологического процесса, эффективности хирургического и медикаментозного лечения. Оптическое сканирование диска зрительного нерва (ДЗН) и перипапиллярной сетчатки дает возможность оценить до 20 морфометрических параметров. Определение толщины СНВС в перипапиллярной зоне отражает состояние нервных волокон и степень их поражения. Показано, что при глаукоме происходит истончение СНВС и нейроретинального пояска. Наиболее информативными в ранней диагностике глаукомы считаются параметры ДЗН, характеризующие нейроретинальный поясок. ОКТ значительно расширяет диагностические возможности исследования структурных и морфологических изменений сетчатки в макулярной зоне у пациентов с ДР и ДМО. Измерение толщины сетчатки в макулярной области является ключевым в диагностике и решении вопроса о тактике лечения пациентов. Общепринятым методом терапии ДР в настоящее время является лазеркоагуляция сетчатки. Однако лазеркоагуляция оказалась недостаточно эффективна в качестве монотерапии у пациентов с диффузным и кистозным макулярным отеком. Для лечения диабетического макулярного отека (ДМО) и ДР считается целесообразным проводить лазеркоагуляцию сетчатки в комбинации с антиангиогенной терапией. Для лечения диабетического макулярного отека активно используется анти-VEGF препарат Ранибизумаб (Луцентис). Внимания заслуживает разработка алгоритма лечения пациентов с сочетанной патологией — глаукомой и диабетической ретинопатией. Сложной задачей является лечение неоваскулярной глаукомы у пациентов с сахарным диабетом 2 типа. Таким пациентам традиционно проводят панретинальную лазеркоагуляцию сетчатки. В последнее время в качестве дополнительного лечения неоваскулярной глаукомы используют анти-VEGF-препараты. Однако на сегодняшний день остается недостаточно изученным влияние антиангиогенного лечения на динамику клинико-морфологических показателей у больных с сочетанной патологией.

13-19 759
Аннотация

В офтальмологии нашел применение фотохимический кросслинкинг коллагеновых волокон, биохимический эффект которого обусловлен высвобождением синглетного кислорода, способствующего анаэробному типу фотохимической реакции. Кератоконус — один из самых распространенных видов эктазии роговицы, частота которого варьирует от 1:250 до 1:250000 населения. В настоящее время возрастает число ятрогенных кератэктазий после эксимерлазерной коррекции аметропий вследствие нарушения биомеханики роговицы. Патоморфологические и биохимические особенности роговицы при кератэктазии включают истончение всех ее слоев, появление контакта стромы с эпителием в местах разрыва боуменовой оболочки, фрагментацию хроматина в ядрах кератоцитов, явления фагоцитоза, разрушение коллагеновых фибрилл, нарушение тинкториальных свойств и параллельного расположения коллагеновых волокон, сбой ферментативных систем и апоптоз кератоцитов. При кератэктазиях происходит нарушение ферментативных процессов в кератоцитах, приводящее к нарушению процесса коллагенообразования. Степень упаковки коллагеновых волокон обусловлена активностью ряда ферментов экстрацеллюлярного матрикса стромы, связывающих аминогруппы и альдегидгруппы аминокислот коллагеновых волокон между собой. На поздних стадиях возникают морфологические
изменения десцеметовой мембраны (разрыв, отслойка). Дистрофия эндотелия проявляется в нарушении правильной гексогональной формы кератоцитов и апоптозе. Отсутствие аналогов в отечественной офтальмологии побудило исследователей Уфимского НИИ глазных болезней к разработке устройства для проведения процедуры перекрестного связывания коллагена роговицы. Определены параметры УФО (длина волны, длительность воздействия, мощность) для получения желаемого эффекта, изучены особенности некоторых фотосенсибилизаторов в процессе процедуры. Разработаны и внедрены в клиническую практику устройства для ультрафиолетового облучения роговицы глаза «УФалинк и фотосенсибилизатора «Декстралинк». Из-за опасности повреждения эндотелия применение способа противопоказано при тяжелых стадиях кератоконуса, когда толщина роговицы составляет менее 400 мкм. Основные эффекты кросслинкинга роговичного коллагена следующие: увеличение модуля Юнга (показателя упругости) в среднем на 328,9 %, повышение устойчивости к температуре на 5ºС, увеличение диаметра коллагенового волокна в передних отделах стромы на 12,2 %, в задних — на 4,6 %. Продемонстрирована антимикробная эффективность кросслинкинга в лечении буллезной кератопатии легкой степени тяжести. При средней и тяжелой степени кросслинкинг обеспечивает купирование болевого синдрома, снижение отека роговицы и увеличение остроты зрения непосредственно после процедуры. Описано обострение герпетического кератита после процедуры. Среди осложнений имеют место инфицирование, эффект halo, повреждение задних структур глаза. Невысокий рефракционный эффект роговичного кросслинкинга может быть усилен его сочетанием с имплантацией интрастромальных сегментов или колец.

КЛИНИЧЕСКИЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

20-27 530
Аннотация

Цель: Изучение клинико-функциональных и морфологических изменений сетчатки на фоне применения ингибитора ангиогенеза у больных сахарным диабетом (СД) 2 типа с сочетанной патологией глазного дна: диабетической ретинопатией (ДР) и возрастной макулярной дегенерацией (ВМД).

Пациенты и методы. В основную группу исследования включено 22 пациента (22 глаза) с сочетанной патологией глазного дна — ДР и ВМД при СД 2 типа. У всех пациентов до и после интравитреального введения ингибитора ангиогенеза ранибизумаба (Луцентис, Новартис Фарма) оценивали остроту зрения, толщину и морфологию макулярной зоны по результатам ОКТ, световую чувствительность сетчатки по данным фундусмикропериметрии. В контрольную группу исследования вошло 30 человек (15 здоровых и 15 пациентов с СД 2 типа без ДР).

Результаты. При сравнении данных пациентов основной группы и группы контроля выявлено, что острота зрения в основной группе (0,27±0,05) достоверно ниже, чем в группе контроля (0,8±0,01, р<0,05); толщина сетчатки — достоверно больше в основной группе, а световая чувствительность — достоверно ниже. На фоне интравитреального введения ингибитора ангиогенеза ранибизумаба у всех пациентов с ДР и ВМД произошло достоверное повышение остроты зрения в среднем на 37 % (от 0,27±0,05 до лечения до 0,37±0,05 после лечения). Уменьшение толщины сетчатки было статистически значимым в 9 зонах из 9, включая центральную ямку (fovea centralis), в среднем на 32,6 %, а повышение светочувствительности макулы — на 24 % (от 11,75±1,68 (дБ) до 14,58±1,68 (дБ), (р<0,05)). орреляционные связи выявлены между остротой зрения и толщиной сетчатки, а также между остротой зрения и световой чувствительностью макулы до лечения — r = –0,26, р<0,01 и r = 0,7, р<0,01, соответственно, после лечения — r = –0,14, р<0,01 и r = 0,64, р<0,01, соответственно.

Выводы. У больных с сочетанной патологией глазного дна ДР и ВМД интравитреальное введение ингибитора ангиогенеза ранибизумаба на фоне СД 2 типа является патогенетически обоснованным и приводит к достоверному улучшению клинико-функциональных и морфологических показателей сетчатки.

28-32 944
Аннотация

Цель: Анализ чувствительности и специфичности показателей карты ганглиозно-клеточного комплекса (GCC) с помощью оптической когерентной томографии (OCT) и определение их роли для диагностики первичной открытоугольной глаукомы.

Пациенты и методы. Обследовано 84 глаза пациентов с первичной открытоугольной глаукомой (ПОУГ) и 40 глаз здоровых лиц. Всем проведено полное офтальмологическое обследование, включая стандартную автоматизированную компьютерную периметрию (HFA II) и OCT (RTVue-100). Анализировали следующие параметры: Avg. GCC (average GCC), Sup. GCC (superior GCC), Inf. GCC (inferior GCC), GLV (global loss volume), FLV (focal loss volume) и RNFL (ретинальный нейрофибриллярный слой — ONH map). Для каждого параметра определили чувствительность, специфичность, также была построена ROC кривая.

Результаты. Самая высокая чувствительность и специфичность отмечена у пациентов с глаукомой для GLV, а самая низкая — для Sup. GCC. Зона под ROC кривой (AUC) при GLV явилась наибольшей, а наименьшей — при Sup. GCC.

Выводы. Параметры карты GCC имеют высокую чувствительность и специфичность. Обнаружено, что их диагностическая точность является соизмеримой, а иногда и более значимой, в сравнении с показателем RNFL. Самую высокую диагностическую точность при первичной открытоугольной глаукоме в этом исследовании имеет GLV.

33-37 536
Аннотация

Цель: проведение сравнительного анализа результатов ИАГ — лазерного витреолизиса и задней витрэктомии при диабетическом гемофтальме.

Пациенты и методы. В исследование включены 96 пациентов (106 глаз) с пролиферативной диабетической ретинопатией (ПДР), осложненной гемофтальмом, в возрасте от 43 до 72 лет, из них 57 женщин и 39 мужчин. Все пациенты были разделены на 2 группы. Группу I составили 61 пациент (67 глаз), которым выполнен ИАГ-лазерный витреолизис, и которые были разделены на 3 подгруппы. II группа состояла из 25 пациентов (25 глаз), у которых проведён ретроспективный анализ результатов хирургической витрэктомии по поводу ПДР, осложнённой гемофтальмом, из них 10 мужчин и 25 женщин, средний возраст — 59,4±9,2 года. Все пациенты обследованы до лечения и в динамике на 10 день, через 1, 3, 6, 9 и 12 месяцев. Методы обследования включали визометрию, тонометрию, биомикроскопию, офтальмоскопию и ультразвуковые методы (В-сканирование и квантитативную эхографию, которую выполняли с целью определения плотности гемофтальма. 

Результаты. Острота зрения у пациентов I г руппы до лечения в 1 подгруппе составила 0,169±0,05, во 2 подгруппе — 0,057±0,007, в 3 подгруппе — 0,012±0,003, в группе II — 0,039±0,012 (рис. 6). Острота зрения была достоверно выше в 1 подгруппе в сравнении со 2‑й (р<0,005), в сравнении с 3‑й (р<0,001) и с группой сравнения (р<0,005). Во 2 подгруппе она была достоверно выше в сравнении с 3 группой (р<0,001), достоверного различия с группой II получено не было (р>0,05). В сравнении с группой II острота зрения в 3 подгруппе была достоверно ниже (р<0,05). Давность гемофтальма в 1 подгруппе составила 1,71±0,62 месяцев, во 2 подгруппе — 2,77±1,48, в подгруппе 3‑2,64±1,32 месяцев,
во группе II — 2,32±1,05 месяцев.

Обсуждение и выводы. Витреальная хирургия остается методом выбора, однако развитие осложнений после неё наблюдается в 15‑46 % случаев, а восстановление зрительных функций — лишь в 45 % случаев. Витрэктомия, являясь золотым стандартом и кардинальным решением в лечении диабетического гемофтальма, имеет ряд осложнений, перед ее выполнением необходимо осуществлять выжидательную тактику, а также добиваться удовлетворительного соматического статуса пациентов. Применение ИАГ-лазерного витреолизиса на ранних стадиях, возможность повторных вмешательств, благоприятный профиль безопасности и узкий круг осложнений позволяет рекомендовать данный метод для лечения больных с ДР, осложнённой гемофтальмом. Витрэктомию проводят на более поздних стадиях гемофтальма, однако ИАГ-лазерный витреолизис может быть использован на ранних стадиях как альтернативный способ лечения диабетической ретинопатии, осложнённой рецидивирующим гемофтальмом.

38-44 421
Аннотация

Цель: проведение иммунного картирования периферического отдела зрительного анализатора и зрительного нерва для выявления потенциальных антигенных мишеней аутоиммунной агрессии.

Методы. Исследовали энуклеированные глаза пациентов с терминальной болящей открытоугольной глаукомой (n = 30). Проводили иммуногистохимическое исследование (ИГХ) на парафиновых срезах препаратов изолированной сетчатки и зрительного нерва с использованием широкого спектра антител: моноклональных мышиных антител Myelin Basic Protein (MBP), поликлональных кроличьих антител AntiAlpha Fodrin (α-fodrin), моноклональных мышиных антител NSE2 (NSE), моноклональных мышиных антител Anti-GFAP (GFAP), поликлональных кроличьих антител S-100p (S100). Для визуализации ИГХ реакции использовали специальную систему детекции (Mouse and Rabbit Specific HRP / AEC (ABC) Detection IHC Kit). Негативным контролем служила ИГХ реакция без добавления первичных антител (АТ). Отрицательной считали реакцию при отсутствии специфического окрашивания клеток или при наличии менее 10 % окрашенных клеток от всей площади в зоне просмотра. Слабо положительной реакцию считали в случае окрашивания от 10 до 30 % клеток. Умеренно положительной считали реакцию в случае экспрессии маркера в 30‑75 % клеток. Экспрессию маркера более 75 % клеток расценивали как выраженную реакцию. Наряду с этим, отмечали интенсивность окраски: +1 (слабая окраска), +2 (умеренная окраска), +3 (выраженная окраска), +4 (интенсивное окрашивание).

Результаты. Иммунное картирование с широкой панелью моноклональных антител позволило выявить структуры глаза, окрашенные ИГХ-маркерами. Сетчатка окрашивалась практически всеми используемыми маркерами нейрональной дифференцировки (антителами к NSE, GFAP и S100), а также антителами к α-fodrin. Исключение составили антитела к MBP. Интенсивность ИГХ-реакции в различных ее слоях и структурах варьировала и зависела от маркера. Цитоплазма отростков глиальных элементов зрительного нерва умеренно (2+) окрашивалась антителами к МBP, NSE, GFAP, S100 и более выражено (3+) — антителами к α-fodrin.

Заключение. Проведена полноценная маркировка структур сетчатки, в которой три вида зрительных нейронов, зрительные аксоны, интернейроны, клетки микроглии получили ИГХ-профиль. Выявленные особенности ИГХ-профиля слоев сетчатки и структур зрительного нерва могут быть полезны в качестве маркеров серологической иммунодиагностики глазных болезней.

45-51 412
Аннотация

Цель — разработать методику локального субретинального введения ксеногенных стволовых клеток меченых магнитными частицами, и экспериментально обосновать ее эффективность.

Материал и методы. В работе использована линия стволовых клеток НЕК-293 GFP меченых магнитными частицами. Исследование проведено на 84 глазах 42 кроликов породы шиншилла в возрасте 6 месяцев весом от 2,5 до 3,5 кг. Все правые глаза были опытными (42 глаза), левые (42 глаза) — контрольными. В опытной группе к склере подшивали комплекс полимерного эластичного магнитного имплантата (ПЭМИ) с лазерным зондом, проводили срединную витрэктомию и с помощью специально разработанного дозатора вводили HEK-293 GFP под сетчатку. В группе контроля ПЭМИ с лазерным зондом не фиксировали. В сроки 1, 3, 5, 7, 14 суток и 1 месяц проводили биомикроскопию, офтальмоскопию глазного дна с фотографированием, ультразвуковое офтальмосканирование, оптическую когерентную томографию (ОКТ), компьютерную томографию (КТ), морфологическое исследование (крио-гистологические срезы).

Результаты. По данным биомикроскопии в сроки наблюдения до 3 суток имела место инъекция сосудов в зоне операции. По данным офтальмоскопии, ультразвукового исследования в 1‑е сутки визуализировалась локальная отслойка сетчатки в зоне введения клеток, которая не наблюдалась в дальнейшие сроки наблюдениями. По данным КТ подтверждено место расположения ПЭМИ. По данным морфологического исследования доказано, что в опытной группе клетки располагаются в субретинальном пространстве в сроки до 14 суток, а в группе контроля — только до 3 суток.

Выводы. Разработанный хирургический способ дает возможность контролировать введение клеток в субретинальное пространство, снижает риск повреждения тканей и выхода клеток в полость стекловидного тела. Предложенная методика позволяет осуществить фиксацию клеточного материала в месте его локального введения и дает возможность прогнозирования движение клеток.

52-55 463
Аннотация

Недоступность слезных органов для прямого осмотра затрудняет диагностику их патологических изменений, особенно, у детей младшего возраста. В решении этой проблемы неоценимую помощь может оказать современный метод обследования — мультиспиральная компьютерная томография (КТ). Однако в педиатрической практике этот метод обследования используется редко. Проанализированы результаты КТ с контрастированием слезоотводящих путей у 37 детей (41 глаз) с нарушением слезоотведения — локальным нарушением проходимости на разных уровнях (20 глаз), посттравматическими изменениями слезоотводящих путей (8 глаз) и объемными образованиями (4 глаза). Ультравист был выбраннами в качестве контрастного вещества в связи с тем, что, этот препарат обладает вязкостью и pH, близкими по составу к слезной жидкости, отличается низкой токсичностью и хорошо переносится пациентами, что крайне важно для нашего контингента больных. Показанием к проведению обследования стали непроходимость носослезного протока; сочетанные травматические повреждения слезоотводящей системы и окружающих тканей; сопутствующая ЛОР-патология; новообразования области слезного мешка. Мультиспиральная КТ позволила выявить не только причину и уровень обструкции слезоотводящих путей, но и показать их взаимоотношения с окружающими тканями. Уточненная диагностика слезоотводящей системы с помощью мультиспиральной КТ обеспечила патогенетическую направленность корректирующего лечения, повышая его эффективность. В результате проведенного лечения у всех детей удалось добиться восстановления слезоотведения. Обнаружено, что ЛОР-патология,
сопутствующая нарушениям слезоотведения у детей, играет существенную роль в прогнозе предстоящего оперативного лечения, а ее предоперационная или одномоментная коррекция повышает эффективность вмешательства. Применение для контрастирования слезных путей водорастворимого препарата Ультравист является безопасным и сокращает время проведения обследования. На наш взгляд, особую роль в достоверной интерпретации полученных результатов сыграла трехмерная реконструкция изображения, которую обеспечивает мультиспиральная КТ.

56-62 528
Аннотация

В настоящее время для проведения интравитреальных и эндолимфатических инъекций, а также выполнения блокад рефлексогенных зон большинство офтальмологов использует иглы калибра 27 G. Однако их применение сопряжено с определёнными недостатками и осложнениями.

Цель: разработать устройство для интравитреального и эндолимфатического введения лекарственных препаратов и проведения блокад синокаротидной зоны.

Методы. Было разработано и тестировано устройство для интравитреального, эндолимфатического введения и блокад синокаротидной зоны, включающее оригинальный переходник, карпульную иглу калибра 30 G и шприц. Доклиническая апробация устройства включала его оценку сравнительно с известным инструментом для интравитреального и эндолимфатического введения и выполнения блокад синокаротидной зоны (шприц с иглой 27 G). Для клинической апробации разработанного устройства было проведено обследование 150 пациентов 2‑го периода зрелого и пожилого возраста (по классификации ВОЗ).

Результаты. Разработанное устройство для интравитреального и эндолимфатического введения и выполнения блокад синокаротидной зоны включает шприц, карпульную иглу калибра 30 G и оригинальный трёхступенчатый полый переходник, позволяющий соединять шприц и иглу. Игла снабжена канюлей для присоединения её к переходнику. Канюля иглы и вторая ступень переходника имеют соосно-расположенную на соответствующих поверхностях резьбу, а внутренняя полость первой ступени переходника выполнена с конусностью для соединения с наконечником шприца. Для повышения надёжности фиксации иглы третья ступень переходника выполнена в виде усечённого конуса, плотно входящего в коническую часть канюли иглы. Предлагаемое устройство позволяет: 1) минимизировать потерю лекарственного вещества в ходе манипуляции, что даёт возможность более точно дозировать его введение и исключить необоснованный расход; 2) улучшить профиль безопасности интравитреального и эндолимфатического введения лекарственных препаратов и блокад синокаротидной рефлексогенной зоны путём минимизации риска возникновения осложнений; 3) улучшить переносимость интравитреального и эндолимфатического введения лекарственных препаратов и блокад синокаротидной рефлексогенной зоны; 4) повысить субъективную готовность пациентов к прохождению повторных курсов поддерживающего лечения. По предлагаемому устройству подана заявка на полезную модель, получена приоритетная справка (№ 2014109466 от 12.03.2014).

Заключение. Использование предлагаемого устройства даёт возможность обеспечить оптимальные условия для проведения интравитреального, эндолимфатического введения препаратов и блокад синокаротидной зоны.

63-67 466
Аннотация

Исследована возможная связь инфекционных поражений роговицы с ношением контактных линз (КЛ) различного дизайна при коррекции аметропии у детей. За период с 2011 по апрель 2014 гг. в Морозовскую ДГКБ поступило и пролечилось 20 детей (7 мальчиков и 13 девочек) в возрасте от 9 до 17 лет с диагнозом «посттравматический кератит», все пациенты пользовались для коррекции аметропии контактными линзами (жесткие — 1 случай, мягкие — 9 случаев, ортокератологические — 10 случаев), анамнез использования КЛ составил от 6 месяцев до 4 лет. Несмотря на то, что КЛ, в том числе ОК, дают как лучшее качество зрения, так и лучшее качество жизни по сравнению с очками, и имеются убедительные данные о торможении прогрессирования близорукости, об улучшении показателей аккомодации у пациентов с миопией, при массе достоинств контактные линзы имеют и недостатки: пациенты, пользующиеся КЛ требуют более пристального внимания со стороны офтальмолога, поскольку риск возникновения патологических изменений со стороны роговицы у пациентов с КЛ возрастает. Даже самые совершенные контактные линзы остаются инородным телом для глаза, особенно, для глаза ребенка, и могут вызывать широкий спектр осложнений, в том числе, тяжелых. Безопасность и эффективность КЛ зависит от корректности подбора, соблюдения пациентом всех рекомендаций по применению линз, а также тщательности мониторинга состояния роговицы.

ОФТАЛЬМОФАРМАКОЛОГИЯ

68-73 502
Аннотация

Цель работы: определить минимальную подавляющую концентрацию (МПК) современных антибактериальных препаратов для наиболее часто встречающейся микрофлоры.

Методы. Наиболее широко используемые в офтальмологической практике антибактериальные препараты (фторхинолоны и аминогликозиды) относятся к дозозависимым препаратам, то есть скорость гибели микроорганизмов возрастает прямо пропорционально их концентрации. Для определения МПК антибиотиков мы использовали Hi Comb MIC Test (Е-тест). На основании обследования 105 больных в возрасте от 2 месяцев до 7 лет с различными воспалительными заболеваниями переднего отдела глаза нами определена МПК самых распространенных в клинической практике антибактериальных препаратов — ципрофлоксацина (Ципромед, Sentiss), офлоксацина(Флоксал, Baush &Lomb), левофлоксацина (Сигницеф, Sentiss), моксифлоксацина (Вигамокс, Alcon), гатифлоксацина (Зимар, Allergan) и тобрамицина (Тобрекс, Alcon).

Результаты: Анализ полученных данных выявил, что самым эффективным антибактериальным препаратом в отношении наиболее часто выделяемой у детей микрофлоры (стафилококки) оказался левофлоксацин. МПК этого препарата для стрептококков и грамотрицательных микроорганизмов также оказалась маленькой. Для терапии воспалительных заболеваний глаз, вызванных стрептококками,предпочтителен моксифлоксацин, так как его МПК для стрептококков оказалась самой низкой. МПК ципрофлоксацина для всей грамотрицательной микрофлоры оказалась самой маленькой, что подтверждает общепризнанную высокую эффективность этого препарата. Самая высокая МПК для всех выделенных микроорганизмов оказалась у тобрамицина.

74-79 367
Аннотация

Цель: оценить эффективность комплексного лечения летне-осеннего поллинозного блефароконъюнктивита.

Методы. Были обследованы 25 больных (50 глаз) с летне-осенним поллинозным блефароконъюнктивитом до и после комплексной терапии, включавшей инстилляции олопатадина гидрохлорида (1 мг / мл; 2 раза в сутки), цетиризина (10 мг; 1 раз в сутки per os) и инсуфляции стероида в нос (2 раза в сутки). У части пациентов с синдромом «сухого глаза» проводили инстилляции гиалуроновой кислоты (1 мг / мл; 2 раза в сутки). Больные контрольной группы (10 человек; 20 глаз) получали только вышеуказанное лечение. Пациентам основной группы (15 человек; 30 глаз) дополнительно проводили аппликации Блефарогеля-1 на края век (2 раза в сутки). Выполняли: стандартное офтальмологическое обследование, анализ симптомов заболевания, тесты Ширмера-1 и Норна, оценку показателя ксероза и симптома «дворников» при окрашивании лиссаминовым зелёным, фотографирование переднего отрезка глаза с компьютерной морфометрией.

Результаты. У всех больных выявлена аллергия к пыльце сложноцветных. В 55 % глаз диагностировали синдром «сухого глаза» вследствие снижения стабильности слёзной плёнки. В 35,5 % глаз выявили липидодефицит, а в 28,3 % — муцинодефицит и эпителиопатию конъюнктивы. В результате терапии у больных основной группы отмечено достоверно более выраженное и быстрое снижение интенсивности субъективных симптомов и объективных признаков блефароконъюнктивита, чем у пациентов группы контроля. Кроме того, в основной группе зафиксировано более выраженное повышение стабильности слёзной плёнки и снижение интенсивности липидо-, муцинодефицита и эпителиопатии конъюнктивы.

Заключение. Применение Блефарогеля-1 в составе комплексной терапии позволяет повысить эффективность лечения летне-осеннего поллинозного блефароконъюнктивита.

КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ

80-88 789
Аннотация

В статье описан клинический случай пациента с кистозно измененной фильтрационной подушкой в раннем периоде после синусотрабекулэктомии. Больной обратился к офтальмологу с жалобами на ощущение дискомфорта в оперированном 4 недели назад глазу. Рекомендованный лечащим врачом медикаментозный режим соблюдался нерегулярно. При биомикроскопии над лимбом визуализировалась кистозная, тонкостенная, высокая, отграниченная гиперемированная фильтрационная подушка. Офтальмотонус составил 27 мм рт. ст., местные гипотензивные препараты пациент на момент обращения не использовал. Проведена инстилляционная противовоспалительная терапия (фиксированная комбинация тобрамицин / дексаметазон) и гипотензивная терапия (фиксированная комбинация бримонидин / тимолол). Через сутки на сниженном внутриглазном давлении до 20 мм рт. ст. проведен нидлинг подушки с деструкцией ее стенки и введением под конъюнктиву растворов дексаметазона, фторурацила и ранибизумаба. На следующий день фильтрационная подушка стала более плоской, разлитой, с менее выраженной гиперемией, в центральной зоне визуализировалось большое количество конъюнктивальных микрокист. Внутриглазное давление составило 10,2 мм рт. ст. Офтальмоскопически и по данным ОСТ отслойки сосудистой оболочки выявлено не было. Пациенту продолжили проведение противовоспалительной терапии. Через 2 недели на фоне некоторого усиления гиперемии в профилактических целях повторно проведен нидлинг с теми же препаратами. К концу срока наблюдения (4 недели) фильтрационная подушка оставалась плоской и разлитой, внутриглазное давление составляло 13,2 мм рт. ст. Пациенту рекомендованы инстилляции дексаметазона 1‑2 раза в сутки в течение месяца.
Данный клинический случай продемонстрировал методику восстановления функционирования фильтрационной подушки с деструкцией ее стенки в комплексе с применением противовоспалительных, цитостатических и анти-VEGF препаратов для продления гипотензивного эффекта фистулизирующей антиглаукомной операции в условиях избыточного рубцевания.

89-93 654
Аннотация

Цель: Оценка результатов различной тактики ведения пациентов при посттравматической сочетанной патологии — отслойки сетчатки с аниридией и афакией.

Пациенты и методы. Проведен анализ 4 клинических случаев хирургического лечения посттравматической отслойки сетчатки в сочетании с аниридией и афакией. Применен поэтапный подход оптико-реконструктивной хирургии: витреоретинальный этап по стандартной методике 23‑25 Ga, с тампонадой витреальной полости силиконовым маслом двумя различными способами. В одном случае
выполнена полная тампонада глазного яблока, а в другом — до диафрагмы, сформированной из полипропиленовых нитей. На заключительном этапе — имплантировали иридохрусталиковую диафрагму (Репер НН, Россия).

Результаты. Во всех случаях ранняя послеоперационная реакция протекала с явлениями фибринозно-пластического иридоциклита, что соответствовало тяжести исходного состояния и объему проведенного хирургического вмешательства. Сроки наблюдения пациентов в послеоперационном периоде составили от 3 до 12 месяцев. В трех случаях, когда была сформирована диафрагма из полипропиленовых нитей, отмечено полное прилегание сетчатки, при этом силиконовое масло, введенное в витреальную полость, в течение всего срока наблюдения не проникало в переднюю камеру. В одном случае, когда была полная тампонада глазного яблока силиконовым маслом, развилась эпителиально-эндотелиальная дистрофия роговицы. Подобный исход клинического случая, несмотря на высокие функциональные результаты, по‑видимому, связан с тяжестью исходного состояния, необходимостью повторного вмешательства по поводу рецидива отслойки сетчатки и относительно ранними сроками имплантации ИХД.

Заключение. Реконструктивная хирургия посттравматической аниридии и афакии в сочетании с отслойкой сетчатки требует многоэтапного подхода. Реконструкцию переднего отрезка глаза предпочтительнее проводить в отдаленные сроки как после самой травмы, так и после хирургического лечения отслойки сетчатки. Выбор способа тампонады полости глаза силиконовым маслом зависит от тяжести исходного состояния, при этом формирование диафрагмы из полипропиленовых нитей обеспечивает более длительное тампонирование силиконом, снижает риск послеоперационных осложнений.

В ПОМОЩЬ ПРАКТИКУЮЩЕМУ ВРАЧУ

94-103 886
Аннотация

Аллергический риноконъюнктивит (АРК) — хроническое заболевание, в основе которого лежит воспалительная IgE-опосредованная реакция, вызванная попаданием причинно-значимых аллергенов на слизистую оболочку полости носа и конъюнктиву. Благодаря фиксации аллерген-специфического IgE на его высокоаффинных Fcε рецепторах I типа (Fcε RI) в тучных клетках, слизистая оболочка носа и конъюнктива обладают универсальными механизмами, распознающими антигены. Данные, полученные при правильном сборе анамнеза и осмотре, позволяют в большинстве случаев установить диагноз, выявить причинные аллергены, определить тяжесть заболевания, и, следовательно, объем терапии. В последние годы появилась возможность определять аллерген-специфические IgE к большому числу (120) аллергенов в одной пробе крови (AллергоЧип). Существуют три основные метода консервативного лечения АРК: элиминация аллергенов, фармакотерапия и аллергенспецифическая иммунотерапия. Для лечения АРК применяют четыре основные группы лекарственных средств: антигистаминные, глюкокортикостероиды, стабилизаторы мембран тучных клеток и сосудосуживающие препараты (деконгестанты). В определенных ситуациях могут быть использованы М-холиноблокаторы, антилейкотриеновые препараты и иммуномодуляторы. Выбор метода фармакотерапии определяется эффективностью воздействия на отдельные симптомы и на течение заболевания в целом; риском развития побочных эффектов и осложнений; возрастными ограничениями к назначению конкретных препаратов детям; стоимостью курсов лечения. Лечение АРК должно быть ступенчатым и строиться в ависимостиот систематичности появления симптомов и тяжести заболевания.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1816-5095 (Print)
ISSN 2500-0845 (Online)